Мир улыбки

Вагнер и евреи

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Вагнер и евреи

Сообщение автор rls в Пн 22 Фев - 21:18

Вагнер,
евреи, Израиль...


Вагнер - политика? Нет, - это же музыка... Однако о вкусах
не спорят. Да, конечно - он сформулировал действенную теорию
антисемитизма. Однако история не знает сослагательного
наклонения...

Вот уже более двадцати лет в Израиле предпринимаются попытки
исполнить произведения Рихарда Вагнера. Музыку Вагнера
перестали
играть в тогдашней Палестине еще в 1933 (?) году. Было это
после
"хрустальной ночи" в Германии, когда создатель
Палестинского филармонического оркестра, знаменитый скрипач
Бронислав
Губерман, вернувшийся из Германии, заявил, что Вагнера играть
не
будет, объяснив, что Вагнер - это символ нацизма.

Тот самый филармонический
оркестр
, который тогда отказался от Вагнера, вот
уже более
двух десятилетий пытается исполнить его. Это было в 1981 году,
когда
знаменитый Зубин Мета объявил о своём желании исполнить
Вагнера, а
израильская общественность ответила грандиозным скандалом.

Попытка была повторена 10 лет спустя израильским дирижером и
пианистом Даниэлем Баренбоймом(!)-
реакция была такой же. В 2001 году Баренбойм всё же исполнил
фрагмент
из музыки Вагнера с Берлинским филармоническим оркестром на
фестивале
в Иерусалиме. Это не изменило отношения к Вагнеру и к его
музыке.

Вагнер в глазах израильтян остается символом нацистской
Германии, и неисполнение его музыки в сознании многих
израильтян
стало нерукотворным памятником 6 миллионам евреев, погибших во
время
Холокоста.


Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей статью,
написанную
знаменитым дирижером Юрием Арановичем полтора десятка лет
назад. Нам кажется необходимым и важным опубликовать этот
текст
именно сейчас, когда проблема межнациональных отношений в
нашей
стране стоит достаточно остро.


***
Похоже, что пушкинский Моцарт ошибался, утверждая, что
"гений и злодейство несовместны". История воинствующего
вагнеровского антисемитизма в очередной раз доказывает,
насколько
опасны идеи расовой ненависти и болезненной ксенофобии, когда
исходят
они не из уст полупьяного колбасника, а принадлежат
представителям
национальных творческих элит.

"Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется".
Увы, дано. Слова одного из величайших композиторов XIX века
отозвались миллионами трупов и одной из страшнейших трагедий в
мировой истории. Собственно, именно об этом и идет речь: об
ответственности духовных лидеров наций перед историей и
людьми.

"Евреи - это черви,
крысы, трихины, глисты, которых нужно уничтожать, как
чуму, до
последнего микроба, потому что против них нет никакого
средства,
разве что ядовитые газы"(!).
Р. Вагнер. Письмо к
Козиме Лист (жене Вагнера) в 1849 г.

В одном из израильских русскоязычных журналов я прочёл, что о
Вагнере больше нигде не спорят, кроме как в Израиле. Передо
мной
книга Клауса Умбаха "Рихард Вагнер" (Клаус Умбах - один из
самых серьезных и глубоких исследователей творчества Вагнера),
которая начинается словами: "Даже через 100 лет после смерти
Вагнера его физическая смерть вызывает большие дискуссии. Был
ли
Вагнер вообще человеком? Был ли он музыкантом? Вёл ли он
священную
войну за свои религиозные и шовинистические убеждения или
занимался
только тем, что прекрасными звуками изображал прелесть
искусства?" Сама эта цитата говорит о том, что не только в
Израиле и других странах, но и в самой Германии еще не решен
вопрос -
кто такой Рихард Вагнер.

Не решён настолько, что второй том дневников жены Вагнера,
Козимы, не разрешили печатать по цензурным соображениям, ведь
дневники Козимы - это стенографическая запись её бесед со
своим
мужем. Мы много спорим о Вагнере. Спорим темпераментно, но я
думаю,
что не всегда знаем, о чём
идет
речь
. Объяснений этому много. Прежде всего, именно
мы,
выходцы из СССР, знаем о Вагнере меньше всех.

В Советском Союзе Вагнер-человек был неизвестен абсолютно.
Его
антисемитская философия не упоминается ни в одном труде о
Вагнере, а
русский перевод его опер очень далёк от оригинального текста. Я
понял
это только на Западе, близко познакомившись с оригинальными
либретто
опер Вагнера.

Вначале приведу несколько цитат. В своей книге, одну из глав
которой Вагнер называет "Ожидовевшее искусство", он пишет:
"Было бы глубочайшей
ошибкой
отделить Вагнера, мыслителя и философа, от
Вагнера-композитора. Может
быть, в других случаях это возможно, но в моём - нет".

Вагнер не оставляет никаких сомнений в том, что он хочет
сказать
своей музыкой. В письме к Листу в 1848 году он приглашал его
(как
Вагнер сам пишет) "...Заниматься музыкальным терроризмом".

И действительно, с полным основанием Вагнера можно назвать
первым музыкальным террористом нашего времени. И точно так же,
как,
например, Арафат и его организация заложили краеугольные камни
терроризма интернационального, Вагнер является автором теории
музыкального терроризма и вообще терроризма в искусстве.

Поэтому наше отношение к Вагнеру должно выражаться как отношение к идеологу
определенного течения, определенной цели в музыкальном
искусстве. И
не только в музыке, но и в политике, общественной жизни.

Какова же была его основная цель? Её Вагнер выражает
совершенно
ясно в последней главе своей нашумевшей и не перестающей
вызывать
ожесточенные споры до наших дней книги, одна из глав которой
называется "Окончательное
решение еврейского вопроса
".Кстати, он первый (!)
ввёл этот термин.

Вагнер написал письмо в баварский парламент, в котором
предлагал свой план уничтожения евреев. Ни один из
музыкантов,и не
только музыкантов, но и философов вообще, никогда до Вагнера
не
выступал с программой уничтожения народа.

Даже Ницше, которого трудно заподозрить в симпатиях к евреям,

написал ему письмо, где сказал, что за это предложение Вагнер
достоин
того, "чтобы он умер в тюрьме, а не в своей постели". В
своем письме Вагнеру Ницше заявляет открыто: "Вы не человек,
вы
просто болезнь".


Вагнер заботился о том, чтобы его идеи были ясно поняты
последующими поколениями. Например, на праздновании 68-летия,
за год
до смерти, Вагнер в ответной речи сказал: "Моя дирижерская
палочка еще много раз будет показывать грядущим поколениям, на
какой
путь они должны стать".

Каким же действительно был путь, на который направлял Вагнер
последующие поколения? Первая и главная цель - освобождение
человечества от евреев.

Во-первых, потому что "евреи, как мухи и крысы: чем больше
вы их уничтожаете, тем больше они плодятся. Не существует никакого средства кроме
тотального уничтожения
. Еврейская раса родилась как
враг
человечества и всего человеческого. И особенно враг всего
немецкого.
И до того пока последний еврей не будет уничтожен, немецкое
искусство
не может спать спокойно". Эта идея была, как Вагнер сам
говорит,
"лейтмотивом моей жизни".

Посмотрим, совпадают ли его слова, его ненависть к евреям с
той
музыкой, которую он пишет. Может быть, действительно это
только
слова, а музыка прекрасна?

Вагнер на самом деле не является архитектором новой оперы. В
жанре оперы он пользовался новыми приемами, украденными, в
частности,
у Листа. Не будем переоценивать значение Вагнера в
музыке. Он
привел жанр оперы в тупик и поэтому не имел последователей.
Было,
правда, несколько неудачных имитаторов, эпигонов, но, если мы
говорим
о музыке конца XIX и XXстолетий, ни один композитор
практически не
пошёл за Вагнером.

Его открытия были сделаны на бесплодной почве. Принцип
речитативного развития музыкальной ткани не нашел никаких
последователей, потому что был мёртв, потому что у Вагнера он
был
связан со словом и слово было носителем идеи, а идея была сама
по
себе античеловеческая. В этом - существо творческого
банкротства
Вагнера.

Вагнер, разговаривая, вещал в очень возвышенно-мистических
тонах. "Слово -"самка", которая родилась для того
чтобы быть беременной, и слово беременно моей идеей".

А идеи были самые ужасные. Попытаемся связать, например,
музыкальными интонациями те слова, которые он вкладывает в
уста Миме,
персонажа из "Кольца нибелунга". Этот отвратительный карлик
- олицетворение еврейства - по желанию Вагнера должен быть
таким
ужасным, что даже петь обязан
с еврейским акцентом.

Я хотел бы отослать сторонников и любителей музыки Вагнера к
этим страницам партитуры и потом спросить их, хотят ли они
что-либо
подобное слушать со сцены в Израиле. К сожалению, все эти
тонкости
практически неизвестны не только любителям музыки, но часто
даже
профессионалам-музыкантам.

Зато защитникам Вагнера очень хорошо известно, например, о
том,
что первым дирижером оперы Вагнера "Парсифаль" был еврей
Герман Леви, и это важный аргумент в устах защитников Вагнера.

Но им нужно вспомнить или знать о том, как все это
происходило
на самом деле. Герман Леви по контракту был придворным
капельмейстером
баварской Королевской капеллы. Оркестр этот не имел права
выступать
ни с кем другим, кроме Леви. Контракт не мог отменить даже
Людвиг
Второй, король Баварии.

Однако в случае с "Парсифалем" и Германом Леви между
Рихардом Вагнером и баварским королём был составлен новый
контракт.
Тех, кто хочет убедиться в его существовании, мы можем
направить в
музей немецкого искусства в Мюнхене. Фотокопия этого
документа,
который очень неохотно дают посетителям, находится в музее
Вагнера в
Байрейте. А те, кому и то и другое трудно или невозможно,
могут найти
подробное описание этого контракта в книге Клауса Умбаха
"Рихард
Вагнер".

Контракт этот состоит из трех пунктов:


Первый: до того, как Герман
Леви начнёт первую репетицию, он должен креститься.


Во втором
пункте Вагнер оговаривает
себе право никогда не разговаривать даже с крещеным Германом
Леви
непосредственно, а всегда только через третье лицо.


Третий пункт: после первого
исполнения "Парсифаля" Вагнер оговаривает себе право в
присутствии баварского короля Людвига Второго сказать Герману
Леви,
что он, как еврей, имеет только одно право - умереть и как
можно
скорее.
Под
контрактом есть приписка, сделанная Вагнером и баварским
королем:
"Контракт был выполнен во всех его пунктах".

Можно попытаться обнаружить начало антисемитизма Вагнера. Он
стал юдофобом после смерти его матери и последовавшей вскоре
после
этого смерти его первой жены Минны Планер, которая была
еврейкой. В
одном из своих писем в этот период Вагнер неожиданно пишет: "Я
был
на кладбище и посетил могилу моей любимой собаки" (собака
лежала
рядом с его женой, но Вагнер пишет только о посещении могилы
любимой
собаки). Именно в этот момент начинается вспышка
зоологического
антисемитизма, который не оставляет Вагнера до самой смерти.

Однако вернемся к "Парсифалю", который занимает в
творчестве Вагнера особое место. Он называл эту оперу
"завещанием для будущих потомков". В предисловии к первому
изданию "Парсифаля" Вагнер писал: "В моей опере "Парсифаль"
я представляю идею фигуры Христа, которая очищена от еврейской
крови". Для Вагнера "Парсифаль", как
он сам называет, - это "избавление от Избавителя".

Почему нужно избавиться от Христа? Вагнер пишет дальше:
"Ведь в жилах Христа текла еврейская кровь". Отталкиваясь
от этого, Вагнер пускается в долгие философствования о том,
какая
часть еврейской крови может дать право человеку считаться
неевреем.

И вот что он пишет в своем дневнике и что подтверждает также
дневник Козимы Вагнер, его второй жены: "Сначала я пришёл к
выводу, что одна
шестнадцатая доля
еврейской крови
может освободить еврея от его
преступления
перед человечеством".

Кстати, напомним, что эту пропорцию - одна шестнадцатая - Гитлер считал уже
достаточной, для того чтобы изолировать,
но не уничтожать
человека физически.

Но потом, как пишет Вагнер: "Я пришёл к выводу, что даже одной микроскопической капли крови
(он употребляет даже не слово "капля", а "целле"
/клетка/), одной микроскопической клетки еврейской крови уже
достаточно, чтобы человек никогда не смыл с себя позор быть
евреем, и
он должен быть уничтожен".

Здесь мы видим, что Вагнер пошёл даже дальше
Гитлера
и нацистов. И вот этой-то идее посвятил себя Вагнер в
"Парсифале".

И еще одна цитата. Вагнер просит, чтобы перед исполнением
"Парсифаля" на сцене была разыграна мистерия, в которой
"тело Христа будет сожжено вместе с другими евреями как символ
избавления от еврейства вообще". Но во времена Вагнера никто
не
решился на подобные вещи.

Или приведу такой диалог между Кундри и Парсифалем, когда
Кундри не знает, кто пришёл, и она говорит: "Кто ты, неизвестный путник? Ты устал, и твои
руки обагрены кровью. Но если они обагрены еврейской кровью,
тогда ты
желанный гость в моем доме".


После окончания работы над "Парсифалем" Вагнер писал
своей жене, что "звуки
уничтожения,
которые я написал для литавр в соль миноре, олицетворяют
гибель всего
еврейства, и, поверь мне, я не написал ничего прекраснее".

Я хотел бы спросить у
защитников Вагнера, знают ли они об этом? И те, кто знает,
хотят ли
они слушать его произведения, или, может быть, эти слова
заставляют
задуматься о том, что музыка не всегда является сочетанием
звуков,
иногда она может быть оружием смерти.

Даже Ницше назвал "Парсифаль" чёрной мессой. И это
действительно так. Из того, что Вагнер посеял на музыкальной
почве,
взошли "хорошие" всходы.

Очень часто можно слышать: "Да, но Вагнер в этом не виноват...". К сожалению,
все, что пишет сам Вагнер о себе, опровергает подобный
подход.
Вагнер не только хотел осуществления своих идей, но даже
сказал:
"И после нашей смерти (он называл себя во множественном числе,
ибо считал, что он и Б-г - это почти одинаковые по важности
явления) мы сверху будем следить,
чтобы все шло по
пути, указанному нами
".

Именно эти идеи Вагнера были приняты нацистским режимом, и не
было необходимости изменять ни мелодию, ни слова - все подходило и без этого.
avatar
rls
Мудрость форума
Мудрость форума

Мужчина
Количество сообщений : 6435
Географическое положение : Израиль
Настроение : соответствующее
Репутация : 84
Дата регистрации : 2008-04-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения