Мир улыбки

ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Перейти вниз

ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор rls в Пт 12 Фев - 23:06

Хаим
Соколин

ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968
ГОДУ?


(«Пятница», приложение
к газете «Новости недели», 23
апреля 1997 г.)


Двадцать девять лет назад, в первый день
праздника Песах 1968 года, государству
Израиль предстояло быть стёртым с лица
Земли. Об этом поведал официальный вестник
архива Президента Российской Федерации
исторический журнал «Родина», 1996, # 7-8.
Приведённые в нём свидетельства по своему
историческому значению не уступают решениям
Ванзейского совещания (январь 1942 г.), на
котором было принято решение об уничтожении
европейских евреев. Но если Германии
в значительной мере удалось реализовать
свои чудовищные планы, то Советскому
Союзу в последний момент пришлось отказаться
от задуманного. Попытаемся ответить на
вопрос – как и почему это произошло?

В прошлом году Россия отметила трёхсотлетие
своего военно-морского флота. В рамках
этого мероприятия отставные адмиралы
предавались ностальгическим воспоминаниям
о славных боевых делах времён холодной
войны. Главным героем этих задушевных
разговоров оказался вице-адмирал запаса
Николай Шашков, бывший командир подводной
лодки «К-172». Весной 1968 года эта лодка
несла боевое дежурство у берегов Сирии.
Вот в каких красочных выражениях описывает
журнал «Родина» задачу Шашкова:
«Этот человек – капитан 1 ранга Николай
Александрович Шашков – должен был уничтожить
Израиль, выпустив по нему восемь крылатых
ракет П-6 с ядерными боеголовками, после
чего на этой древней библейской земле
должны были вспыхнуть как минимум восемь
Хиросим, или, если прибегнуть к библейским
сравнениям, восемь Гоморр, уничтоженных
Всевышним в дыму и пламени. Это событие
должно было произойти перед праздником
Песах в месяце Нисан 1968 года». А бывший
командующий ВМФ адмирал флота Владимир
Чернавин добавляет: «У меня нет никаких
сомнений, что капитан 1 ранга Николай
Шашков выполнил бы любой приказ командования…».

Далее следует подробное откровенное
интервью с самим Шашковым, получившим
перед выходом в район боевого дежурства
устное распоряжение тогдашнего командующего
ВМФ адмирала флота С.Горшкова: «Быть готовым
к нанесению ракетно-ядерного удара по
Израилю». Шашков добавляет: «Разумеется,
в том случае, если бы американцы и израильтяне
начали высадку десанта на побережье дружественной
нам Сирии». Окончательный сигнал к нападению
должен был поступить из Москвы. Чтобы
не пропустить его, подводная лодка каждые
два часа всплывала на перископную глубину
для проведения сеансов связи. Но сигнал
так и не поступил.

Первая мысль, которая приходит в голову
после шока, вызванного откровениями этих
человекообразных: «Бред, горячечный бред!
О каком совместном американо-израильском
десанте можно говорить спустя почти год
после Шестидневной войны, когда активные
боевые действия уже не велись, а Сирия
ещё не пришла в себя после сокрушительного
поражения? Уж не выдумка ли это отставных
адмиралов для привлечения внимания к
своим будущим мемуарам?». Нет, к сожалению,
всё говорит о том, что это не выдумка.
Подводная лодка капитана Шашкова действительно
находилась в апреле 1968 года у берегов
Сирии.
Но, быть может, это была просто демонстрация
силы со стороны Москвы, открытое предупреждение
Израилю и США: не вздумайте, мол, обижать
наших арабских братьев, а не то… Но если
бы это было так, то лодка не только не
должна была таиться, а наоборот – её присутствие
в Восточном Средиземноморье следовало
афишировать, как, например, афишировалось
присутствие в той же акватории американской
эскадры. Однако, по словам Шашкова, о его
субмарине не знали не только американцы,
но и «арабские друзья». Да и предлог для
нападения на Израиль («высадка совместного
американо-израильского десанта на сирийское
побережье») был традиционной частью советского
пропагандистского клише при проведении
агрессивных акций против независимых
государств. Вспомним, что говорили политруки
своим солдатам в дни вторжения в Афганистан
в декабре 1979 года: «Если бы мы не вошли
сюда сегодня, то завтра здесь были бы
американские империалисты и израильские
сионисты».

Ну, а как насчёт риска? Ведь уничтожение
Израиля могло, казалось бы, спровоцировать
глобальный ядерный конфликт! Вопрос чрезвычайно
любопытный. На нём следует остановиться
особо. Если бы атомному удару предшествовали
явные угрозы или приготовления со стороны
Москвы, то, скорее всего, США и другие
западные страны противопоставили бы
им ответные предупреждения, подкреплённые
военными и политическими акциями, что
позволило бы сорвать советские планы.
Но представим себе, что внезапное ядерное
нападение стало свершившимся фактом.
Израиля больше не существует, и западному
миру нужно решать – начинать ли из-за
этого взаимное уничтожение или приступить
к очередному раунду переговоров о мирном
сосуществовании стран НАТО и Варшавского
пакта? Нетрудно догадаться, что выбор
был бы сделан в пользу второго варианта.
И преступная банда по кличке «Политбюро»
прекрасно это понимала. Тем более, что
у неё уже был большой опыт балансирования
на грани новой мировой войны или, по меньшей
мере, подрыва стабильности в различных
регионах (корейская война, берлинский
и кубинский кризисы). Иными словами, всё
говорило за то, что если бы беспокойная
маленькая страна была стёрта с карты
мира, это совсем не обязательно привело
бы к третьей мировой войне. Зато Москва
продемонстрировала бы всему миру, как
решительно она расправилась с «главным
врагом прогрессивного человечества»
(именно так называли Израиль советские
пропагандисты) – к радости одних государств
и к ужасу других.

Одним словом, уничтожение Израиля выглядело
весьма заманчиво для Советского Союза
по ряду причин. Что касается соображений
морального характера, то после хладнокровного
уничтожения десятков миллионов соотечественников,
депортации целых народов, кровавого подавления
восстаний в «братских странах» и мирных
демонстраций в собственной стране (Новочеркасск)
эти соображения полностью отсутствовали
в планах кремлёвских стратегов, о чём
дополнительно свидетельствуют – уже
после апреля 1968-го – Прага, Афганистан,
Тбилиси, Баку, Вильнюс, Чечня. Добавим,
что во всех этих акциях отсутствовал
и элементарный здравый смысл. Не понимали
этого только сами советские руководители,
а также значительная часть их подданных,
считавших, что СССР действительно является
оплотом мира и демократии и что поэтому
в его беспощадной борьбе с внутренними
и внешними врагами не может быть никаких
ограничений – как относительно числа
жертв, так и методов уничтожения. На деле
этот «оплот» давно уже превратился в
раковую опухоль, метастазы которой разрушали
человеческое сообщество на планете Земля.

Итак, подводная лодка «К-172» находилась
на боевой позиции, и командир её («сын
чекиста, присягнувший выполнить любой
приказ партии и правительства», как он
сам себя с гордостью рекомендует) готов
был нажать на кнопку. «Может исчезнуть
целая страна, но лично ты этого не заметишь,
находясь под водой…» - философствует
сегодня в журнальном интервью этот людоед.
.
Так что же помешало? Вопрос далеко не
праздный и совсем не академический –
не только для историков, но и для каждого
из нас. Тем более удивительно, что израильские
СМИ, общественные и государственные деятели
и организации никак не отреагировали
на эту сенсационную публикацию официального
издания архива Президента Российской
Федерации. Дело здесь не в том, что речь
идет о российском «проекте» почти 30-летней
давности, к тому же не осуществлённом.
Причина в общей притуплённости чувства
национальной опасности, характерной
для израильского общества в последнее
время. Это касается как оценки опасного
развития сегодняшних событий, так и фактов
не столь уж далёкого прошлого.

Обратимся к датам. «Это событие, - указывает
автор материала в журнале «Родина», сладко
содрогаясь перед величием не совершившегося
апокалипсиса, - уничтожение Израиля, -
должно было произойти перед праздником
Песах в месяце Нисан 1968 года». (Как известно,
американцы и израильтяне имеют обыкновение
высаживать совместные десанты непременно
в канун праздника Песах. Нет сомнения,
что заранее назначенная дата была частью
плана какой-то грандиозной стратегической
операции Кремля.). Основательно журналист
подошёл к теме, даже название месяца по
еврейскому календарю разузнал. Как тут
не вспомнить Адольфа Эйхмана, который,
готовясь к выполнению главной задачи
своей жизни, изучал еврейскую историю
и основы иудаизма.

Но – к делу. Первый день праздника Песах
приходился в 1968 году (5728 по еврейскому
календарю), как и всегда, на 15-ый день месяца
Нисан, а по григорианскому летоисчислению
– на 13 апреля. Какой другой проблемой,
помимо уничтожения Израиля, были озабочены
в те роковые дни «паханы» из Политбюро?
Ну, конечно же, событиями в Чехословакии,
знаменитой «пражской весной»! То, что
там происходило, грозило, по их мнению,
развалом всего социалистического лагеря.
Положение с каждым днём становилось всё
более критическим, и думать приходилось
уже не о новых ближневосточных авантюрах,
а о спасении Варшавского пакта. И пик
этих событий приходился как раз на апрель
– август 1968 года. Москва оказалась просто
не в состоянии одновременно сводить старые
счёты с Израилем и наводить порядок в
братской стране. Предпочтение было отдано
Праге.

Рассмотрим хронологию чешских событий,
которая убедительно объясняет, почему
Шашков так и не дождался приказа из Москвы.
В январе 1968 года ставленник Кремля Антонин
Навотный был смещён с поста Первого секретаря
компартии Чехословакии, и его заменил
Александр Дубчек. Уже в феврале появились
первые признаки отхода нового лидера
от советского коммунистического догматизма.
Москва внимательно следила за происходящим,
но до поры не вмешивалась. 14 марта в Праге
было опубликовано официальное заявление
о незаконности политической цезуры. В
конце марта чешские СМИ начали активно
обсуждать обстоятельства смерти в 1948
году Яна Масарика, тогдашнего министра
иностранных дел, сына первого президента
Чехословацкой республики Томаша Масарика.
Хотя в официальной версии говорилось
о самоубийстве, всё указывало на политическое
убийство при непосредственном участии
КГБ. Обстановка особенно накалилась 3
апреля, когда видный общественный деятель
профессор Иван Свитак направил открытое
письмо Генеральному прокурору республики
с требованием нового расследования обстоятельств
смерти Яна Масарика. Чехословакия
бурлила. В Москве началась паника.

Месяц Нисан наступил, но Политбюро было
занято более важными делами, чем отдача
рокового приказа капитану 1 ранга Шашкову.
По его словам, субмарина продолжала каждые
два часа подвсплывать на перископную
глубину, рискуя быть обнаруженными американскими
противолодочными вертолётами «Си Кинг»,
но Москва молчала. «Вокруг обычная жизнь,
- вспоминает капитан, - сухогрузы, лайнеры,
рыбаки. Море было неспокойное, три-четыре
балла, качало. А мы почти всё время на
перископной глубине. Она для подводной
лодки опаснее, чем предельная, можно угодить
под чей-нибудь форштевень».

О чём же думали в Москве, пока отважный
капитан, пренебрегая опасностью, упорно
выходил на связь, ожидая «приказа партии
и правительства» покончить раз и навсегда
с этой «обычной жизнью вокруг». А думали
в Москве о том, как заделать огромную
пробоину в ржавом корпусе гигантского
броненосца социалистического лагеря.
Скандал вокруг покойного Яна Масарика
всё более разгорался, и 7 мая ТАСС опубликовало
правительственное заявление, гневно
отметавшее «попытки вражеской пропаганды
обвинить в смерти Масарика советские
органы государственной безопасности».
Однако отчаянные усилия Кремля предотвратить
новое расследование оказались безуспешными.
Последняя неуклюжая попытка в этом направлении
была предпринята 16 мая, когда в «Известиях»
появилась статья о якобы обнаруженных
«новых доказательствах» самоубийства
Масарика. Советские СМИ были заняты в
те дни одной темой – разоблачением «происков
врагов мира и демократии в Чехословакии».

Исключительно важно обратить внимание
на то, что в течение более чем девяти месяцев,
со времени Шестидневной войны (июнь 1967
года) и до марта 1968 года главной темой
советской внешнеполитической пропаганды
была агрессивная политика Израиля, представлявшая
якобы главную угрозу всеобщему миру и
безопасности народов. Хотя военные действия
давно закончились, практически ежедневные
угрозы и требования к Израилю звучали
всё более резко (напомним одно из наиболее
одиозных требований Косыгина с трибуны
ООН – не только отступить со всех захваченных
территорий, но и вернуть трофейное советское
оружие и технику). Сейчас, после откровений
капитана Шашкова, становится совершенно
очевидным, что эта нараставшая антиизраильская
истерия с одной стороны, и затаившаяся
у берегов Сирии подводная лодка – с другой,
были частями единого плана уничтожения
еврейского государства. Москва просто
не могла примириться с тем, что маленький
ненавистный Израиль молниеносно разгромил
её ближневосточную клиентуру и разрушил
кремлёвские планы в этом регионе. На сей
раз было решено поднять советскую планку
международного разбоя на новый уровень
и полностью ликвидировать целое государство.

Однако чехословацкие события спутали
все карты. С марта 1968 года чешская тема
начала вытеснять Израиль, а в апреле наша
страна упоминалась советской пропагандой
лишь изредка, без прежнего накала, как
бы по инерции. Июнь – июль и большая часть
августа прошли в тщетных попытках Москвы
остановить нежелательное развитие пражских
событий. Израиль был почти полностью
забыт, а «сын чекиста» потерял шанс получить
звание Героя Советского Союза, которого
он несомненно был бы удостоен за «восемь
Хиросим перед праздником Песах в месяце
Нисан». Наконец, 21 августа 1968 года началось
вторжение Советской Армии во взбунтовавшуюся
братскую страну. Израиль был спасён. Приоритетность
для Москвы чехословацкой проблемы заслонила,
а затем и полностью сняла с повестки дня
советские планы его уничтожения.

Отметим ещё одно любопытное и в каком-то
смысле фатальное историческое совпадение.
Чехословакия дважды сыграла особую роль
в судьбе Израиля. Первый раз в 1948 году,
когда чешское оружие помогло нам одержать
победу в Войне за Независимость, а второй
раз - двадцать лет спустя, когда по воле
случая (случая ли?) эта мужественная страна
отвлекла от нас внимание одного из самых
безумных и кровавых режимов XX века.




Семен
БЕЛЕНЬКИЙ



В
ПЕРИСКОПЕ - ИЗРАИЛЬ

http://berkovich-zametki.com/Nomer21/SemBelenky1.htm
Адмирал флота Владимир Чернавин





"...Этот человек - капитан I ранга Николай Александрович Шашков
должен был уничтожить Израиль, выпустив по территории прибрежного
государства восемь крылатых ракет П-6 с ядерными боеголовками, после
чего на этой древней библейской земле должно было вспыхнуть как минимум
восемь Хиросим, или, если прибегнуть к библейским сравнениям, восемь
Гоморр, уничтоженных Всевышним в дыму и пламени. Это событие должно было
произойти перед праздником Песах в месяце нисан 1968 года".


(Журнал "Родина", 1996, №№ 7-8).



Позволю себе предположить, что эффект ядерного удара по Израилю
не ограничился бы восьмью Хиросимами. Ведь мощность американской атомной
бомбы, сброшенной на Хиросиму, составляла "всего" двадцать килотонн
тротилового эквивалента, а к советским ракетам пристыковывали, как
правило, мегатонную боеголовку. Причем ни один командир атомного
ракетоносца не знает точно, какой именно смертоносный груз несут его
ракеты, так как боеголовки пристыковываются специалистами из другого
ведомства. Для командира подводной лодки вполне достаточно знать только
исходные данные для расчета траекторий. Излишним же любопытством офицеры
флота не страдают, так как это предельно опасно.


Какой же корабль угрожал уничтожением целому государству, члену
ООН? Это была всего лишь атомная ракетная подводная лодка "К-172"
(бортовой номер 310. - С.Б.). По натовской классификации это лодка типа
"Эхо-2". Водоизмещение надводное - 5800 т, подводное - 6200 т. Длина -
119 м. Десять отсеков. Два реактора. Скорость подводная - 24 узла, то
есть примерно 45 км/час. Экипаж - 90 человек. Построена в Северодвинске в
шестидесятых годах. Считается кораблем "разового употребления"...


"Разового" - это значит, что пуск ракет на лодках этого класса
производился только в надводном положении. Время подготовки к стрельбе,
то есть от всплытия до пуска, составляет двадцать минут. Этого времени
более чем достаточно для обнаружения лодки и ее уничтожения сразу после
залпа. Другими словами, лодкой управляет команда смертников, совершенно,
кроме разве офицеров, не догадывающихся о своем конце.

На флоте лодка "К-172" получила среди моряков прозвище
"раскладушка". Ее прозвали так за поднимающиеся из легкого корпуса
ракетные контейнеры, расположенные попарно по бортам. Лодка несет восемь
ракет и двадцать торпед. Вот такая довольно скромная подводная лодочка.

Сегодня вице-адмирал Николай Александрович Шашков, как уже
сказано, в отставке, носит скромный серый костюм, галстуков не любит.
Живет в Москве. С балкона его квартиры открывается великолепный вид на
сверкающий куполами восстановленный храм Христа Спасителя. И я невольно
задаю себе вопрос: принял бы этот Спаситель душу христианина Шашкова,
если бы тот превратил город Назарет в Хиросиму? Иерусалим - в Нагасаки?
Гроб Господень - в радиоактивную пыль?



ФРАГМЕНТ БЕСЕДЫ ВИЦЕ-АДМИРАЛА Н.А.ШАШКОВА
С ПИСАТЕЛЕМ, КАПИТАНОМ I РАНГА Н.А.ЧЕРКАШИНЫМ




Н.Черкашин. - На какие города Израиля были нацелены ракеты?


Н.Шашков.
- Мы должны были бить по площадям, хотя ракеты П-6 (по
классификации НАТО - СС-12) - радиоуправляемые и предназначены для
поражения крупных надводных целей - авианосцев, линкоров, крейсеров.
Умная ракета наводится хорошо, лишь бы цель была с достаточными
радиоотражающими свойствами... Для стрельбы по береговым объектам
предназначались ракеты П-5, неуправляемые. Мы же "загрубляли"
управляемые ракеты П-6, чтобы они летели как неуправляемые.



- И был такой специальный приказ?


- Он мог бы быть. Мы его ждали. Перед выходом на боевую службу я
получил устное распоряжение Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота
Советского Союза С.Г.Горшкова: "Быть готовым к нанесению ракетного удара
по побережью Израиля". Разумеется, если бы американцы и израильтяне
начали высадку десанта на побережье дружественной нам Сирии. У берегов
Сирии и была моя позиция.....
avatar
rls
Мудрость форума
Мудрость форума

Мужчина
Количество сообщений : 6435
Географическое положение : Израиль
Настроение : соответствующее
Репутация : 84
Дата регистрации : 2008-04-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор Levad в Вс 14 Фев - 11:31

Влияние комаров на мычание коров.
avatar
Levad
Модератор форума
Модератор форума

Мужчина
Количество сообщений : 2873
Возраст : 62
Репутация : 71
Дата регистрации : 2008-04-25

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор rls в Вс 14 Фев - 12:26

Levad пишет:Влияние комаров на мычание коров.
Так любят "явреев", что вполне могли (и сейчас могут!) шарахнуть!
avatar
rls
Мудрость форума
Мудрость форума

Мужчина
Количество сообщений : 6435
Географическое положение : Израиль
Настроение : соответствующее
Репутация : 84
Дата регистрации : 2008-04-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор Levad в Вс 14 Фев - 13:32

Думать нужно и о своих выеживаниях , что бы не возникало желания шарахнуть!
У автора - не точность. Разрешение на *шарахнуть* у командира после стараний ВВС - было.
Дальше - фантазии от страха или от обиды что не врезали.
Лишили возможности ныть на тему как нас не любят....
avatar
Levad
Модератор форума
Модератор форума

Мужчина
Количество сообщений : 2873
Возраст : 62
Репутация : 71
Дата регистрации : 2008-04-25

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор Levad в Пн 15 Фев - 9:56

Еще на тему - околоправды наших СМИ
Как *делают* новости СМИ.


Затонувшая советская субмарина и ЦРУ
01:37 15 Февраля 2010



В
1974 году в сердце Тихого океана американское военное судно под
предлогом проведения глубоководного бурения достало со дна затонувшую
советскую атомную подводную лодку и доставило ее на Гавайи.

С
момента проведения «Проекта Азорские острова» пошло чуть более 30 лет,
и все эти годы ЦРУ хранило молчание, и только сейчас оно призналось в
том, что весь мир знал давно. Рассказ о том, как американцы поднимали
подводную лодку, был опубликован в пятницу от лица неназванного
участника операции, а предшествовал публикации иск частных
исследователей из Государственного оборонного архива, которые заставили
ЦРУ частично рассекретить эту историю на основе Закона о свободе
информации.

50-страничный материал был без лишнего шума
опубликован в издании «Studies of Intelligence» от 1985 года, но доступ
к этому изданию имели лишь избранные.

В этой статье ЦРУ
описывает хронологическую последовательность миссии, расходы и
невероятные инженерные расчеты, что позволило в августе 1974 года судну
«Hughes Glomar Explorer» поднять большую часть корпуса затонувшей
субмарины К-129.

Промышленник Говард Хьюз разрешил использовать
свое имя для выполнения этой миссии и выдать ее за частное
исследовательское предприятие.

Американцы похоронили в море
шесть советских подводников, чьи тела были обнаружены на борту
затонувшей субмарины, а затем отплыли со своим сомнительной стоимости
трофеем.

«Это довольно сочное описание операции от перехвата до
смерти, - сказал Мэтью Эйд, исследователь, добивавшийся доступа к
статье с 2007 года, когда он узнал о начилии публикации, увидев ссылку
на нее в одном из документов. – Но в конце все же непонятно одно, что
мы с этого получили? Ответа на этот вопрос мы не знаем до сих пор».

Большая
часть операции проходила на глазах у советских судов, которые вели
наблюдение за американцами и даже совершали облет «Hughes Glomar
Explorer» на вертолетах. Американцы объясняли советским военным, что
они проводят эксперименты с глубоководным бурением.

Впервые эта
история была описана на страницах «Нью-Йорк таймс» в 1975 году
журналистами Сеймуром Гиршем и Джеком Андерсоном. ЦРУ хранило молчание,
рассекретив только запись похорон советских моряков. Кассета была
передана первому президенту России Борису Николаевичу Ельцину в начале
1990-х годов.

Теперь статья ЦРУ, написанная неназванным
участником операции, воскрешает период острого противостояния двух
ядерных сверхдержав, стремившихся заполучить военные секреты друг
друга. Это соревнование велось в космосе, на суше и в глубинах океана.

Вашингтон
не пожалел никаких денег, чтобы поднять со дна океана советскую
субмарину с ядерным оружием, кодами и советской технологией. Тем не
менее, рассекреченные части этой статьи намекают, что ценность находок
была невелика, как и намекалось в прессе в то время.

Польза от
этой операции была опосредованная. Она подняла моральных дух
американских разведчиков и дала толчок развитию новых технологий по
подъему тяжестей с морского дна. Автор доказывает, что ценность этой
операции заключалась в том, что она была выполнена.

«Подъем
субмарины весом в 1750 тонн с глубины в 16500 футов никогда и никем в
мире не осуществлялся, - говорится в статье. – Правительство или
организация, которая не решается пойти на рассчитанный риск для
выполнения правильно поставленной задачи, недостойно служить своему
народу».

Для исследователей это звучит как бюрократическое оправдание проекта, который по нынешнему курсу стоил 1,5 миллиарда долларов.

Сообщения
о том, что было, на самом деле, обнаружено на борту подводной лодки,
варьируются. Много лет спустя российские военные пришли к выводу, что
ЦРУ подняло, по крайней мере, две торпеды с ядерными боеголовками, что
никак нельзя назвать ценными трофеями. По другим рассказам, корпус
судна раскололся, и большая его часть упала обратно на дно океана,
поэтому ничего серьезного обнаружено не было. Ответа на эти вопросы
статья не дает, равно как и объяснения причины аварии.

Сага
началась в марте 1968 года, когда подводная лодка К-129 с тремя
баллистическими ракетами с ядерными боеголовками на борту затонула в
1500 милях к северо-западу от Гавайских островов. На подготовку «Hughes
Glomar Explorer» и создания подъемных механизмов ушло шесть лет.

В
статье ЦРУ очень подробно рассказывается, какие инженерные проблемы
возникли при выполнении той операции, и как они были решены, как
американская команда опасалась, что советские военные вздумают
десантироваться на борт «Glomar Explorer», что в корпусе подлодки были
обнаружены следы плутония.

Рассекреченная статья была
отредактирована, и заканчивается она тем, что судно со своей добычей
ушло на Гавайи, оставляя читателей в неведении о том, что именно
удалось поднять со дна океана, и какова была ценность добытых трофеев.
============
На деле-
В
это время, в разгар боевых действий во Вьетнаме, американские ВМС
тшательно прослеживали курс любого советского военного корабля в
стратегически важной части Тихого океана. По версии флота, с выходом
«К-129» из Авачинской бухты, за ней было установлено скрытое слежение
американской атомной подводной лодкой «Суордфиш». Известно также, что
11-12 марта, предположительно через 3-4 суток после времени невыхода
«К-129» на связь, эта американская лодка прибыла ночью в военно-морскую
базу Японии Йокосука с повреждением ограждения боевой рубки.
Американцами во время заходы этой лодки в порт принимались необычные
меры безопасности: к ремонту привлекался только американский персонал.
Лодке в течение ночи был выполнен ремонт, с рассветом она убыла в
неизвестном направлении.

Это подтвердил позднее и бывший
командующий ТОФ адмирал Николай Амелько, сообщивший, что в конце марта
1968 года ему начальник разведки флота принёс японскую газету, в
которой был помещён снимок лодки «Суордфиш» и небольшая заметка о её
заходе в базу для ремонта перископа.

Есть неофициальные данные,
что с экипажа лодки была взята подписка о неразглашении какой-то тайны.
Представители ВМС США упорно отрицали факт столкновения и удара своей
лодки в корпус «К-129». По нашей версии «К-129» была непреднамеренно
протаранена при повороте на новый курс следящей за ней американской
лодкой. Слежение производилось в кормовом секторе нашей лодки на малых
дистанциях. Вероятно, американская лодка прозевала поворот нашей лодки
на новый курс, в результате чего произошел таранный удар. Наша лодка,
наиболее вероятно, следовала на перископной глубине в режиме работы
дизелей под водой, в условиях повышенной своей шумности. Лодка получила
от таранного удара пробоину в корпусе, приняла огромное количество
воды, быстро теряла плавучесть и провалилась в океанскую пучину, на
глубину более 5200 метров. Место ее гибели на удалении от Камчатки
около 1230 миль.
Взрыв от разрушения корпуса лодки на глубине был
зафиксирован донными акустическими системами ВМС США. Ну а если ещё и
было столкновение американской атомной подводной лодки «Суордфиш» с
«К-129», то американцы, естественно, точно знали координаты гибели
лодки.

В период между 1968 и 1973 годами американцы обследовали
место гибели нашей лодки глубоководным управляемым батискафом
«Триест-2», определили, что она находится на ровном киле. Результаты
обследования позволили сделать вывод о возможности подъема лодки. Так
родился замысел проведения секретной операции под названием «Дженифер».
Главной ее целью было проникнуть в шифрованную связь ВМФ СССР, т.е.
«расколоть» шифры, которые считались «абсолютно стойкими». Для этого
надо было поднять лодку и извлечь из нее шифрдокументы, боевые пакеты,
аппаратуру радиосвязи. С помощью шифров планировалось прочитать весь
радиообмен ВМФ СССР за несколько лет того периода, вскрыть систему
развертывания и управления флотом. Интересовались американцы также
ракетным и торпедным ядерным оружием лодки. Подъём «К-129» облегчил бы
работу многим американским специалистам, занятым в оборонных отраслях,
сэкономил бы федеральному правительству и налогоплательщикам большие
средства. Операция носила совершенно секретный характер. Стало
известно, что в полном объеме с ее замыслом были осведомлены лишь три
высокопоставленных лица:

-президент США Ричард Никсон;
-директор ЦРУ Уильям Колби;
-миллиардер Говард Хьюз, финансировавший операцию.
Дизель-электрическая ракетная подводная лодка К-129 проекта 629А из состава Тихоокеанского флота погибла 8 марта 1968 года
avatar
Levad
Модератор форума
Модератор форума

Мужчина
Количество сообщений : 2873
Возраст : 62
Репутация : 71
Дата регистрации : 2008-04-25

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор rls в Вт 23 Фев - 20:02

СССР СОБИРАЛСЯ АТАКОВАТЬ
ИЗРАИЛЬ В 1967 г.




Недавно опубликованные секретные документы КГБ и
свидетельства очевидцев проливают новый свет на вмешательство СССР в
Шестидневную войну. Египетские ВВС планировали взорвать ядерный реактор в
Димоне. Десант советских "добровольцев" должен был совершить высадку в
Хайфе. Переводчики имели задание наладить связь с израильскими арабами.
Со времени Шестидневной войны прошло более 30 лет, но эти факты не
утратили актуальности.



В начале 1967 года во все воинские части Советской
армии был передан текст речи министра обороны СССР маршала Гречко,
который заявил, что год 50-летия Великой Октябрьской социалистической
революции станет последним годом существования Государства Израиль. Вот
что рассказал один представитель советской военной разведки своему
американскому коллеге: "Высшим офицерам объяснили, что верховное
командование хотело бы дать возможность арабам - "представителям
прогрессивных движений" одержать историческую победу над "реакционным"
Израилем. Такую победу, которой арабы навсегда будут обязаны Москве и
которая означала бы уничтожение Израиля".
Во времена холодной войны, в 50-60-е годы, СССР и его сателлиты
выступали на стороне арабов, оказывая им военную и политическую
поддержку. Вместе с тем страны коммунистического блока старались вслух
не поддерживать требования арабов об уничтожении еврейского государства.
Вполне возможно, что СССР, поддерживавший арабов, но открыто не
призывавший к уничтожению Израиля, изменил свою позицию в середине 60-х,
когда был построен ядерный реактор в Димоне.



Цель атаки - реактор


Два месяца назад появилось сообщение одного из
российских агентств, основанное на секретных документах КГБ, лишь
недавно разрешенных к публикации. В нем говорилось: "Спутники-шпионы, а
также конвенциональные разведслужбы снабдили СССР точными данными
относительно объекта в Димоне. В свете того, что информационное
сотрудничество между СССР и Египтом в те годы было очень тесным,
очевидно, что СССР передал Египту информацию об израильском реакторе".
Автор сообщения делает вывод о том, что в Москве собирались уничтожить
израильский ядерный объект, совершенно "излишний", по мнению советского
руководства.
Олег Гриневский, бывший руководитель ближневосточного отдела в МИДе
СССР, недавно подтвердил в статье, опубликованной в "Независимой
газете": "Наша разведка еще в середине 60-х располагала надежными
сведениями относительно ядерного потенциала Израиля. Существует
информация о том, что одной из причин развязывания Египтом Шестидневной
войны было стремление нанести удар по Израилю прежде, чем эта страна
сможет применить ядерное оружие. В военных планах Египта Димона
значилась в качестве одной из главных целей".
Гриневский утверждает, что в 1981 году министр иностранных дел СССР
Андрей Громыко, занимавший этот пост и в 1967 году, заявил: "Наше
военные опасались, что Израиль может атаковать Сирию в любой момент. В
середине мая 1967 года два египетских "Мига" совершили разведывательный
полет над Димоной. К великому удивлению Гамаля Абделя Насера, летчики
вернулись на базу целыми и невредимыми - несмотря на то, что реактор
охраняли ракетные батареи "Хок" американского производства. Спустя
неделю "Миги" снова облетели Димону - и снова без какой-либо реакции со
стороны Израиля. В связи с этим министр обороны Египта маршал Амар дал
приказ атаковать Димону и другие важные объекты на территории Израиля.
Однако по нашей просьбе Насер отменил этот указ. Советскому руководству
не было известно о намерениях Египта уничтожить ядерный потенциал
Израиля. Мы знали лишь о планах нанести неожиданный удар по
стратегически важным объектам. Если бы мы точно знали о том, что главной
задачей является уничтожение ядерного потенциала, мы бы не стали
возражать".



Ставка на израильских арабов


Если предположить, что версия Гриневского верна, то
непонятно, что именно заставило Москву обратиться к Египту с просьбой
отменить приказ о воздушной атаке на военные объекты Израиля. Возможно,
подобная просьба, если таковая действительно имела место,
свидетельствовала о разногласиях в руководстве СССР.
11 мая 1967 года, за два дня до того, как Москва передала в Каир ложное
сообщение о "концентрации израильских сил на границе с Сирией", всем
арабоязычным переводчикам, входившим в состав военной делегации СССР в
Египте, было приказано явиться в советское посольство в Каире. В
интервью, которое один из переводчиков впоследствии дал российской
газете, он рассказал, что его с товарищами послали в Александрийский
порт, а оттуда переправили на советское военное судно, курсировавшее в
водах Средиземного моря напротив берегов Израиля. "Мы точно знали, что
нас высадят в Хайфе или чуть к северу от нее, с тем чтобы мы
осуществляли связь с арабами Израиля, которые, как нам сказали, "с
нетерпением" нас ждут", - рассказал переводчик.
Юрий Х. в те дни носил звание лейтенанта и служил на одном из военных
кораблей СССР. 3 мая 1967 года кораблю был дан приказ покинуть
Балтийское море и присоединиться к военно-морским силам СССР, включавшим
подводные лодки и направлявшимся в Средиземное море.
"Сразу же после объявления войны капитан приказал мне набрать тридцать
"добровольцев" из состава команды, - недавно рассказал X.. - Я должен
был дать им приказ высадиться на берегу Израиля. Примерно такие же по
численности команды были набраны на всех тридцати советских кораблях,
которые курсировали в Средиземном море. В общей сложности речь шла
примерно о тысяче человек. Кроме того, в захвате Израиля должно было
принять участие одно десантное судно - примерно сорок танков - и,
возможно, пехотный батальон, дислоцированный на одном из кораблей".
"В нашу задачу входила высадка в Хайфском порту, - вспоминает Х., - но
что мы должны были там делать - я с пистолетом, а моряки с автоматами
Калашникова? Нам было сказано: "Высадитесь и ориентируйтесь по ситуации.
Бросайте гранаты и уничтожайте врага". Но гранаты, которые у нас были,
предназначались для борьбы с подводниками, а не для боев на суше".
Тем не менее морально советские солдаты были готовы к выполнению этого
приказа. "Тогда все было по-другому, - говорит X., - я верил в святость
красного знамени и в нерушимость офицерской клятвы. Это была, в нашем
понимании, справедливая война: наглые израильтяне напали на несчастных
арабов, и мы должны были израильтян проучить. Это сейчас я умный. Если
бы такое случилось сейчас, я бы скорее всего не подчинился приказу".
"Вам помогут ВВС" - пообещали X. и его команде. "Как вообще летчики,
находясь в воздухе, должны были нас опознать? - саркастически спрашивает
он сегодня. - У нас не было ни переговорных устройств, ни сирен, ни
сигнальных ракет - вообще ничего. Хайфский порт довольно мал, и если бы
наши ВВС действительно пришли нам на помощь, они бы стерли этот порт в
порошок - вместе с нами"..



Турция не согласилась


Как оказалось, поддержка со стороны ВВС была не
пустым обещанием. Юрий Настенко, тогдашний командир эскадрильи самолетов
"Миг-21", рассказывает, что 5 июня его подчиненные вместе с еще одним
подразделением были приведены в состояние повышенной боевой готовности.
На следующий день они вылетели на базу, расположенную на южной границе
СССР, где в течение трех последующих дней летчики то и дело получали
приказ сесть в самолеты. "Предполагалось, что мы высадимся в Сирии, -
рассказывает Настенко, - а для этого нам нужно было пролететь над
территорией Турции, соблюдавшей нейтралитет. Сделать это без разрешения
турецких властей значило спровоцировать войну".
Документы госдепартамента США свидетельствуют о том, что в начале войны
Турция получила официальную просьбу от Ирака позволить советским
самолетам "Миг-21" пересечь турецкую территорию якобы с целью попасть в
Ирак. Турки заподозрили, что Ирак не будет последним пунктом на пути
следования советских самолетов, и согласия не дали.
Генерал советских ВВС Решетников, который в 1967 году командовал
четырьмя боевыми эскадрильями стратегического назначения, не
подтверждает рассказ Настенко. По его словам, причиной отмены приказа о
высадке в Сирии был вовсе не отказ Турции, а совсем другие
обстоятельства: "Наши самолеты было приказано украсить эмблемой
египетских ВВС, однако, к несчастью, на наших складах была лишь красная
краска, необходимая для для изображения красной звезды. Ни зеленой
краски, ни белой, ни черной - цветов египетских ВВС - у нас на складах
не было. Пока доставали краски, приказ пришлось отменить".
Скорее всего, с военной точки зрения, тысяча советских солдат не могли
бы захватить Хайфский порт или причинить значительный ущерб военным или
гражданским объектам. Однако сам факт подобного вмешательства в войну
советских военных сил и использование советских ВВС против Израиля могли
обернуться катастрофическими последствиями.



Третья мировая война


"С точки зрения Советского Союза, потеря тысячи
человек не значила ничего, - рассказывает X.., - тогда потери начинали
отсчитывать с пяти миллионов. Главное было продемонстрировать свою мощь.
Американцы вводят в Средиземное море Шестой флот? Мы переводим
эскадрилью из Черного моря. Они посылают самолеты-разведчики? Мы
планируем высадку в Израиле. Израильские танки идут по Синаю и готовы
форсировать канал? Тут высаживаются наши силы, и начинается третья
мировая война..."
Данных, которые свидетельствовали бы о том, что советские планы были на
тот момент известны США или Израилю, нет. Однако из протоколов
экстренных совещаний между американскими и израильскими руководителями
известно, что на фоне концентрации советских ВМС в водах Средиземного
моря Израиль в большей степени, нежели США, представлял опасность
вмешательства Советского Союза. Израиль неоднократно делился своей
обеспокоенностью с США. Однако эти соображения не стояли во главе
повестки дня и не помешали Израилю провести предупредительную атаку 5
июня.
Судя по всему, опасения, что активное военное вмешательство в войну
между Израилем и арабскими странами может привести к столкновению с США,
стало причиной споров в советском Политбюро. Очевидно, министр обороны
Гречко занимал более агрессивную антиизраильскую позицию. Среди его
сторонников были руководитель КГБ Юрий Андропов и глава Московского
горкома КПСС Николай Егорычев. Последний даже посетил Египет незадолго
до начала войны, а по возвращении требовал увеличить военную помощь этой
стране.



Первая угроза


Недавно Егорычев рассказал, как случайно стал
свидетелем одного спора. Он позвонил генеральному секретарю Брежневу в
тот момент, когда в его кабинете находились другие партийные лидеры, в
том числе премьер-министр Косыгин. "Косыгин категорически возражал
против прямого вмешательства в этот конфликт, - рассказывает Егорычев, -
он упорно утверждал, что мы не имеем никакого права вмешиваться и ни в
коем случае не должны этого делать".
В ходе Шестидневной войны начала активно действовать горячая телефонная
линия между Москвой и Вашингтоном, которая была создана в 1962 году
после событий на Кубе, но с тех пор не действовала. Сверхдержавы
обменялась более чем двадцатью нотами, по большей части содержащими
требования обуздать ту или иную сторону, а также условия прекращения
огня и заверения в том, что ни одна из сверхдержав не намерена атаковать
другую. Однако 10 июня русские передали американцам первую угрозу
прямого вмешательства в войну против Израиля. Угрозу передал именно
Косыгин, который отстаивал более умеренную позицию. Поводом послужила
атака Израиля на Голанских высотах.
В течение первых четырех дней войны Израиль действовал на египетском и
иорданском фронтах и практически не вел боевых действий против Сирии.
После войны высказывались предположения о том, что Моше Даян, который
возражал против атаки на Сирию, опасаясь вмешательства СССР, изменил
свою позицию. Это произошло после того, как он убедился, что Москва не
предприняла никаких конкретных шагов для защиты Египта. Тогда Даян отдал
приказ о захвате Голан.



Израильские танки на пути в Дамаск


X. рассказывает: "В течение пяти или шести дней мы
ждали приказа о начале высадки. Мы постоянно курсировали между
Александрией и Суэцким каналом, с одной стороны, и Кипром и Критом, с
другой. Курсировали на расстоянии от 50 до 100 морских миль от берегов
Израиля".
Однако операция все откладывалась - до тех пор, пока спасать Египет от
полного поражения не стало уже поздно. Возможно, причиной задержки были
непрекращающиеся споры в Политбюро об опасности разжигания мировой
войны, а может быть, сказалось и несогласие с правящим режимом Египта -
далеко не все в Каире готовы были броситься в объятия СССР. В Сирии
ситуация была совершенно другой. Сирия к тому времени уже была
беззаветно предана Москве.
Утром 10 июня, на следующий день после израильской атаки на Голанских
высотах, Косыгин воспользовался горячей линией для того, чтобы передать
Белому дому ноту, которая и по содержанию, и по стилю отличалась от всех
предыдущих: "Израиль ведет боевые действия, продвигаясь к Дамаску.
Настал решающий момент, когда мы вынуждены - в том случае, если военные
действия не прекратятся в ближайшие часы, - принять самостоятельное
решение. Мы готовы к этому шагу. Однако подобные действия могут привести
к столкновению, которое закончится катастрофой. Мы предлагаем вам
потребовать от Израиля прекратить военные действия без всяких
предварительных условий. В случае, если это не произойдет, передайте
Израилю, что мы примем необходимые меры, включая военные действия".
Очевидно, русские сменили тон, опасаясь, что израильская армия дойдет до
Дамаска, а это приведет к падению сирийского режима.
В Белом доме
началось совещание о том, насколько русские в состоянии выполнить свою
угрозу относительно вмешательства в военные действия.
За несколько дней до описываемых событий арабы обвинили США в том, что
самолеты Шестого флота помогают ВВС Израиля. Для того чтобы опровергнуть
эти обвинения, американским кораблям было приказано отойти подальше от
арены боевых действий. В тот момент, когда поступила угроза от Косыгина,
американские корабли двигались на запад, в направлении Гибралтара, где
должны были проходить морские маневры. Министр обороны Макнамара
предложил дать судам приказ изменить курс и двигаться к востоку. Глава
ЦРУ Хелмс заметил, что советские подводные лодки, внимательно следящие
за передвижением кораблей Шестого флота, немедленно сообщат о смене
курса советскому командованию. Президент Джонсон, выслушав это
предложение, дал свое согласие.



Приказ о высадке был отменен


В тот же день СССР разорвал дипломатические отношения
с Израилем. Человек, занимавший в то время высокий пост в советском
МИДе, говорит, что решение было принято Громыко, который, как и Косыгин,
возражал против военного вмешательства. "На заседании Политбюро Громыко
в самый последний момент предложил разорвать отношения с Израилем для
того, чтобы не ввязываться в эту опасную военную затею, которая
оказалась столь трудновыполнимой для наших ястребов, - рассказывает этот
человек. - Громыко опасался столкновений с США".
К тому времени судно, на борту которого находился Юрий X. со своей
командой "добровольцев", подошло на расстояние 30 морских миль к берегам
Израиля. В этот момент морякам сообщили, что приказ о высадке
отменяется.. Кораблю было приказано изменить курс и вернуться в открытое
море. Одновременно в Александрии отменили приказ о переводчиках,
которые должны были присоединиться к группе захвата и наладить связь с
израильскими арабами. Как рассказывает X., ходили слухи о том, что
Брежнев говорил по телефону с президентом Джонсоном и "они оба поняли,
что через полчаса после высадки в Хайфе весь мир будет втянут в войну".


Изабелла ГИНОР
avatar
rls
Мудрость форума
Мудрость форума

Мужчина
Количество сообщений : 6435
Географическое положение : Израиль
Настроение : соответствующее
Репутация : 84
Дата регистрации : 2008-04-01

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЧТО ПОМЕШАЛО УНИЧТОЖЕНИЮ ИЗРАИЛЯ В 1968 ГОДУ?

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения